Густым подлеском, высокотравьем, подболоченными

На сей раз Юра здорово распелся, несмотря на то что шел с трудом даже разгруженный. Сознаюсь, что на последних километрах лямки рюкзака и мне надоели.

Сегодня по совету Тамары я намазался багульником, который рос на болоте, и до вечера меня не укусило ни одно насекомое. А до этого я от них натерпелся – не хотел мазаться химикатами.

День восемнадцатый

Утреннее купание было чудесным. Так легко плавать похудевшему! В счастливый 13-й день голодания мы два часа пробираемся берегом озера к мосту через Березайку. Дороги в лесу близ берегов озера песчаные, тенистые, весьма приятные.

Идем тихо, говорим мало.

…Перед нами пересеченная местность, покрытая таежным лесом с густым подлеском, высокотравьем, подболоченными низинами с кочкарниками и завалами. Идем по азимуту.

Обычные туристские будни.

– Странное у меня чувство,- говорит Лева Плужников,- тринадцатый день на голоде, а все идет нормально, как в обычном походе. Не чувствую “бремени голода”; не так я себе это представлял. Откуда силы берутся?

День девятнадцатый

Рыжавский, несмотря на плохую карту, дотащил все же нас до запланированной стоянки на берегу озера и скомандовал в последний раз: “Бросайте кости!” Мы с Севой сразу же принялись за свое последнее почетное дежурство. Доктор то и дело гонял от воды Толю, чтобы тот не утонул в последний вечер “на голоде”.

День двадцатый

Я сложил нодью и последнюю ночь провел у костра. Сегодня подъем назначен на 5 ч 15 мин.

Перед самым рассветом иду надевать свою парадную штормовку, сделанную из армейского маскировочного халата, которую я берег для торжественного дня.

Эксперимент продолжается

Продолжить эксперимент мы решили через три года, в июле – августе 1984 года, но теперь уже в водном путешествии. В отличие от похода 1981 года мы шли без врача-исследователя, что еще больше приближало эксперимент к реальным условиям.

Подбор участников похода осуществлялся по критериям, годным для простого туристского путешествия, в котором могли бы принять участие и новички. Единственное условие – сносное здоровье и активное желание участвовать в эксперименте.

Плыли мы на трех байдарках, преодолевая по 40- 50 километров в день. Шли без дневок, надолго не останавливались: 1,5 часа на веслах, 20-25 минут отдыха на берегу. Наша цель – быстрейший выход в населенные места, до которых не менее 500 километров.

…На открывшемся за очередным поворотом плесе далеко впереди мы увидели какое-то судно под белым флагом с черным крестом.

Наши байдарки с надписями “Экстремум-84” па носу и “Журнал “Турист” на корме скоро догнали “пиратскую” посудину – надувной плот, который медленно двигался, задерживаясь и вращаясь на противотоках.

В центре судна высились деревянные ящики с банками консервов, вокруг которых громоздились рюкзаки, мешки, сумки.

Появление наших узких и ходких “Экстремумов” вызвало оживление в стане “пиратов”.

– Откуда плывете? – спросили нас.

– Сверху,- отвечаем,- из Белорецка.

– Далеко ли?

Долго возились в

– До Ишимбая.

– Месяц будете махать веслами, устанете, продуктов не хватит.

– Неужто не купим где-нибудь? – спросили мы.

– Можем продать вам тушенки, у нас банок 10 лишних.

– Спасибо,- отвечаем,- пока и наших продуктов куры не клюют!

Повеселившись таким образом, мы устремились вперед, к очередному перекату, оставляя за кормой плот с тушенкой, несмотря на то что у нас не было ни грамма съестного. Уже семь дней мы пили только воду: сырую, кипяченую, холодную, теплую, горячую – всякую, но только воду. И еще восемь дней должно было пройти, прежде чем мы “заработаем” пищу на турбазе “Восход”, что под Уфой.

Таковы условия нашего необычного похода без пищи по обычному, знакомому многим туристам, маршруту II категории сложности но реке Белой на Южном Урале, в Башкирии.

Команда, как и в 1981 году, подобралась разнородная, что и было одним из условий эксперимента. Группа состояла из семи человек, разных по возрасту, полу, туристской квалификации (от новичка до мастера спорта), физическому состоянию. Совместных походных тренировок было мало, тем не менее в походе сложился дружный, жизнеспособный коллектив, как раз такой, какой нужен был для эксперимента.

В “Экстремуме-84” участвовали: студент А. Бомбин (175; 74-61,4), профессор, доктор технических наук Л. Плужников (175; 70-58,6), старший научный сотрудник, экономист О. Жирков (172; 75-65,0), инженер лесного хозяйства В. Егоров (170; 58-50,0), инженер-электрик Г. Рыжавский (165; 65,7-54,5), инженер-программист Е. Титова (164; 72-64,5), доцент, кандидат физико-математических наук В. Зубчанинова (161; 61 – 53,0).

Потеря веса у участников водного похода, как видим, не выходит за пределы 13-18 процентов, что наблюдалось и в пешем походе. Больше других похудели капитаны судов (Бомбин, Плужников, Рыжавский), на долю которых приходились значительные физические и психические нагрузки. Водный поход “на голоде” оказался физически и психически более тяжелым.

Прохождение препятствий, неизбежных на горной реке, осложнялось на нашем маршруте из-за низкого уровня воды, жары, неопытности “матросов”, их недостаточной физической и технической подготовки.

Из дневников участников водного похода по р. Белой

День второй

Разнотравье изумительное, такого никогда не видел, а лес на горах? Как он только растет на таких стометровых кручах, на голых скалах?

Есть и земляника, малина, много черемухи. Но мы смотрим на них как-то абстрактно, беспредметно, не связывая с вкусом или пищей.

День третий

Сегодня я устал. Видимо, сказалось вчерашнее восхождение на гору после 8 часов работы на веслах, когда группа остановилась на ночлег. А ведь “адмирал” не советовал лезть на гору (но пока еще и не запретил!).

День четвертый

Река изобилует перекатами и шиверами. На них мы сегодня трижды “продирались” и трижды “клеились”. Проходить эти препятствия не всегда просто, особенно, как сейчас, в малую воду. Перекатов очень много, не все они сложны, но требуют постоянного внимания. Река веселая, не заскучаешь.

Здорово устаем. В день делаем не менее пяти переходов по 1,5 часа. Сильная жара (около 36° С) очень изматывает. Да и голодать мы начали еще на подходах к старту (так сложились обстоятельства), не втянувшись в походный ритм и не привыкнув к походным нагрузкам.

День пятый

Все перекаты да перекаты… как в старой туристской песне. И нет им числа. Нескончаемой чередой бегут они навстречу и грозятся изуродовать камнями нашу хилую байдарку (одни палочки и тряпочки!). Эти камни и стремятся врезаться в борт или дно. Мне, сидящей впереди, особенно неуютно, когда лодка будто летит прямо на камень. Но в последний момент капитан резко поворачивает байдарку, и мы проносимся в нескольких сантиметрах от камней. Потом я поняла, что так и надо, а иначе мы бы врезались в какое-либо препятствие.

День шестой

В обычном

Психологический климат команды удивительно хороший. Интересно, будет ли он таким до конца? Дисциплина поддерживается добровольно, как бы сама по себе. Давление командира незаметно, однако оно витает в воздухе.

“Адмирал” “жмет” и вроде бы прав: карты плохие, маршрут получается длинным, можем и не успеть к контрольному сроку на промежуточный пункт, где нас, как условлено, должен ждать научный руководитель.

День седьмой

Думаю, что перешел на внутреннее (эндогенное) питание с 4-го на 5-й день голодания. Утром проснулся какой-то измученный, но пока собирался, появилась бодрость и легкость. Слабости в этот день вообще не было – гребки оставались сильными, откуда только эти силы берутся?

Сегодня 7-й день “на голоде”. Сделали 5 переходов по 1,5 часа каждый. Прошли более 50 км со средней скоростью около 7 км/ч.

День восьмой

Лена устала, ее утром посадили к Саше и Валере, они были сегодня самыми неутомимыми, а Генрих шел теперь с Олегом, тот тоже заметно сдал. Я же весь день шел с Валей. Она старалась грести по мере сил, отдыхала не так много.

День девятый

Ночью был сильный ветер, а поскольку колышки, крепящие палатку, были вбиты в каменистую почву и держались слабо, то нашу и женскую палатку чуть не завалило. Долго возились в кромешной тьме под дождем. И ветром, укрепляя их.

Утром, как обычно, собрались быстро, за 1 час 15 минут. На 3-м переходе река вырвалась из гор, но, удивительное дело, перекаты следуют один за другим по-прежнему. В долине реки стал дуть сильный ветер (и конечно, встречный), что еще больше затруднило движение. Это был, пожалуй, самый “гребной” день.

День десятый

Сегодня мы догнали бревна молевого сплава. Приходится их расталкивать. С приближением запани опасность пробоя оболочки байдарки бревнами возросла. Все же удалось пройти к бонам, удерживающим запань, перенести через них байдарки, не разгружая, и выйти на чистую воду.

День одиннадцатый

Из дневника Саши в день его 18-летия:

Вечером был праздничный стол. В центре огромной пленки-клеенки сиротливо стояла одинокая бутылка нарзана. Перед каждым лежали салфетки, было очень торжественно. “Адмирал” произнес речь и подарил книгу с дарственной надписью. Девушки подарили огромный подсолнух-солнышко. Очень неожиданно Валя прочитала стихи о туризме, посвятив их мне. Потом долго разговаривали: о прошлом и будущем… Перед сном стало грустно, вспомнил о друзьях – ведь наш поход подходит к концу. Сегодня 11-й день без пищи.

День двенадцатый

12-й день голодания. С “похмелья” чувствовал слабость, легкое головокружение при подъеме. Шли сегодня немногим более 6 часов, преодолев около 39 км. Почти весь день – дождь. Но когда сделали костер, обсушились и обогрелись, стало веселее, и усталость прошла, хотя лихости и нет.

День пятнадцатый

Благополучно доплыли, несмотря на большие нагрузки и палящее солнце. Преодолели расстояние немалое – 537 км, хотя мешали перекаты, малая вода, жара и… голод. “Гонки” при таких условиях сильно измотали слаботренированных, каким я и являюсь.

День шестнадцатый

И вот в 14 часов начался первый обед – первый прием пищи после 15 дней воздержания. Все происходило немного торжественно. Валера разрезал красный арбуз и произнес речь. Взяли по ломтику арбуза, предоставив начать женщинам. Есть не хотелось. Каждый съел по два ломтика. Настроение отличное, эмоциональный подъем…

Комментарии специалиста

Основная задача эксперимента “Экстремум” – выживание в условиях длительного отсутствия нищи (15 суток) при движении в ненаселенной местности – успешно решена в пешем (1981 г.) и водном (1984 г.) походах. Общие итоги эксперимента, проведенного в два этапа с промежутком в три года, в разных видах туризма, в разных условиях, разными людьми, убедительно свидетельствуют о пригодности метода многодневного голодания, дающего возможность уверенно ликвидировать аварийные ситуации при отсутствии пищи без ущерба для здоровья.