Архив за December 2011

Скромная, неприхотливая, вездесущая рыба, но нет ее желаннее рыбаку. Вроде бы всем досконально известен карась-простофиля, но не так уж он прост. Ведома ему и осторожность, и не все его повадки, не все особенности известны нам. На десяток икринок приходятся один-два молошника, а то и ни одного. Карасихи в нерест способны обходиться и вовсе без брачных партнеров.

С годами мне все реже и “короче” удается выезжать на рыбалку, но всякий раз гложет нетерпение; быстрее закинуть удочки, вытянуть карася и взять его вздрагивающее живое прохладное серебро на ладони. И именно о карасе мечтается, хотя всякую амурскую и заморскую рыбу лавливал и разную держал в руках – обычную и диковинную, размером нормальную и громадную, никчемную и бесценную, робкую и хищную. Оказывались в моих уловах пудовые сазаны, сомы и щуки, метровые верхогляды, амуры и змееголовы, а желтощеки и того больше. Видел еще живыми калуг и сомов в 2-3 метра длины, а в морях – громадны” акул, тунцов, меч-рыбу. Удивительных по красоте и форме снимал с крючка тоже… Но нет мне рыбы милее карася, и никакая иная не радует так душу и сердце.

Почему же? Отчего так волнует столь тихая, скромная, чуть ли не всему свету известная рыба? Может быть, от того, что всякая истинная любовь часто необъяснима? Но нет же, нет! Все гораздо проще: карась – это мои детские и юные годы. Сначала он ввел меня в чудесный мир ни с чем не сравнимых и ничем не заменимых ребячьих радостей и открытий, а потом помог пережить страшную голодуху военных лет. И с тех пор на всю жизнь стал он и любовью моей, и болью…

У каждого рыбака своя звезда.

…Всю долгую зиму я с нетерпением ждал появления первых мартовских проталин под берегами, из которых можно было осторожно вынимать сачком изголодавшихся по кислороду рыб, а больше всего карасей. Чуть позже, вооружившись удочками, усаживался на мелях около едва освободившихся ото льда зимовальных закоряженных ям, когда еще не совсем оклемавшаяся от долгих холодов и полугодового оцепенения рыба клевала едва-едва… Но известно было мне, что через несколько дней попрет карась вместе с весенними водами на быстро прогреваемые отмели и там покажет, что значит хороший аппетит в здоровом теле после многомесячного воздержания от пиши. А впереди была пора черемухового цвета, и знали мы, мальчишки, что в ту уже теплую, хотя и нежаркую еще пору ‘карась пойдет на красного дождевого червяка и на раковый хвостик просто зверски… А потом будут нерест и хороший клев после него до августа, и станет наш зажиревший герой к концу лета ленивее, к наживе привередливее, но мы все же сумели выуживать его даже из зимовальных ям и глубоких заливов у самого ледового порога, когда он, полусонный, будет клевать столь вяло и осторожно, что едва заметно пошевелится самый легкий поплавок, который смело и легко топит даже синявка.

Деревенская пацанва – народ бывалый, предприимчивый, инициативный и сообразительный. Мы неусыпно следили за уровнем воды, погодой и поведением рыб и не хуже взрослых знали, какую из них, где, когда и как да на какую наживу поймать. Умели наблюдать за событиями в подводных царствах и невооруженным глазом, и через “водяной бинокль”, и сквозь стеклянно же прозрачный осенний ледок, еще совсем не посеченный белыми трещинами. И красоту познавали – правда, скорее подсознательно, – и щедрую пищу для размышлений черпали.

Бывало, уляжешься на плотике из бревен в чистоводном заливчике, опустишь в воду тот “бинокль”, или “водяной глаз”, прикроешься сверху от света и замрешь. Затаишь дыхание. Окунешься в сказочный таинственный мир и забудешь обо всем ином… Шевелятся будто бы во вздохах водные травы, суетливо снуют меж ними стайками пескари, гольяны, синявки, деловито осматривают свои владения сазаны, скрипуны да “красноперки”, полусонно поглядывают на всю эту живность плотно набившие свое брюхо сомы и щуки. Озабоченно проплывают косячки чебаков, востробрюшек, белых лещей, темной тенью выплывет поверху воды “угорь” и растает где-то меж бревен. А то разбойно нагрянут волчьей стаей верхогляды и посеют панику… Но скоро снова здесь будет спокойно.

И всякой рыбы полно. А глаза ищут… карасей.

Карась серебряный (Carassius auratus gibelio), Фото фотография
Карась серебряный (Carassius auratus gibelio)

А чего их искать-то! Вот они. И там, и напротив. Шестнадцатидюймовые патриархи карасьих племен в гордом одиночестве, те, что чуток поменьше, держатся парами или тройками, рядовые “лапти” – косячками, “подростки” табунятся гуще, ну а несмышленая молодь – как саранча, И чем крупнее карась, тем степеннее, тем крепче притягивает он твое внимание. Жадно смотришь, как он сонно шевелит небольшими плавниками, шлепает губами да жаберными крышками, и кажется тебе, что вот-вот и глаза-то прикроет. Но вдруг лениво взмахнул пару раз выемчатым хвостом и неожиданно быстро проскользнул на пяток метров, зачем-то всплыл. Погреться захотел? Да нет же: там на небольшом лоскуте коры, свесившемся с бревна, что-то заползало…

Тысячи раз держал в руках эту рыбу, а никогда не перестану любоваться ее широким, с боков изрядно сжатым, но стройным и красивым телом, длинным спинным плавником с колючезазубренным передним лучом, крупней перламутровой чешуей в черной окантовочке, пунктиром боковой линии, серебристыми боками…

Впрочем, цвет карася не всегда одинаков: в текучих протоках и реках он серебрист, в тихих травяных заливах – бронзовато-золотист, в глубоких же озерах – почти черен.

Одной из моих самых уважаемых и читаемых в детстве книг была толстая старинная сабанеевская “Жизнь и ловля пресноводных рыб“. У дружков ее не было, а потому я среди своих сверстников слыл рыбаком-грамотеем. Грамотеем меня даже обзывали – со злости или от зависти.

Осмеливался я кое в чем не соглашаться с Сабанеевым. Особенно меня удивляло утверждение, что карась – рыба будто бы вялая, ленивая, бродит мало и редко… Клюет якобы кое-как, на крючке почти не сопротивляется, отчего и ловить-то его скучно.

И оставалось думать, что у карасей разных водоемов, особенно не схожих по экологическим условиям, и повадки разные.

Сколько раз наблюдал я в свой “водяной бинокль”, как активно караси пасутся, как энергично копаются в иле, зарываясь в него чуть ли не до половины тела, как внимательно обследуют притопленные травы, водоросли, топляки и карчи. А как шустры и бойки они в нерестовую пору! Да как отчаянно упираются на крючке! Быстро устают? Верно. Но пока не устанут, сопротивление оказывают все же очень чувствительное.

Караси очень живучи. Мало какая другая рыба способна выжить при таком ничтожном содержании кислорода в воде, как эта. Так же мало найдется других видов, которые “догадывались” бы заглатывать атмосферный воздух в рот, чтоб пустить к жабрам обогащенную кислородом воду.

А как долго он живет в садке! В сырой траве или мху при 20 градусах в тени выдерживает до 3-4 суток, если же ему, уже сонному, положить в рот ватный тампон, смоченный водкой, а под жаберные крышки подсунуть, чтобы они не присыхали, ломтик овоща или фрукта, то и 5- 6 дней выдюжит.

При высыхании водоемов карась способен некоторое время выживать под коркой ила. Бывает, при промерзаниях зимовальных ям ему приходится вынужденно – когда уже не остается воды между дном и льдом – зарываться в ил. Если это произойдет в конце ледового плена, он, вероятно, доживет до весны. Распространенные же рассказы о том, что вмерзший в лед или ил карась при оттаивании оживает, относятся, должно быть, к обитающему в Европе более живучему золотистому карасю. На нем проводили такие опыты: промораживали до 16 градусов в течение 7 часов, потом постепенно оттаивали, – и карась оживал.

Но слишком часто приходится видеть в только что освободившихся ото льда неглубоких, до дна промерзших зимою илистых озерах сотни погибших карасей. Значит, замерзли – и погибли? Или просто задохнулись под сплошным льдом? И возможность зарыться в ил не стала спасительной? А может быть, избегать гибели долгое время в иле, почти начисто лишенном кислорода, способны лишь сверхживучие ротан, вьюн, гольян да еще совсем немногие, а серебряному карасю до них далековато? Все это, судя по редким публикациям на данную тему, изучено еще крайне недостаточно.

…Так дружно шагал я со своими карасями по детству и отрочеству. И так прочно въелись в юную память размеры карасей моего детства, что и теперь знаю: 30-сантиметровый перед нерестом весит около килограмма, 4-дециметровый – два двести.

В животном мире пустынных районов преобладают копытные и грызуны. Водятся антилопы, в некоторых местах сохранились дикие ослы (куланы) и дикие двугорбые верблюды.

В животном мире пустынных районов Часть 1Много грызунов — песчанки, тушканчики, суслики — и особенно много пресмыкающихся — ящерицы, змеи, черепахи. В пустынях животные ведут преимущественно ночной образ жизни, днем же прячутся от жарких лучей солнца в норах или зарываются в песок. Многочисленны насекомые, а также скорпионы, тарантулы и каракурт.
 В тугайных зарослях (тополь, камыши, тростник) вдоль рек встречаются кабаны.

В североамериканских полупустынях и пустынях, занимающих межгорные плато в Кордильерах, растет черная полынь, лебеда, много злаков, солянок.

В Южной Америке в зоне полупустынь и пустынь лежат равнины Патагонии. Из-за небольшой площади суши муссоны здесь выражены слабо, и это единственная полупустыня умеренного пояса, выходящая на востоке материка к берегу океана. Здесь преобладают засухоустойчивые кустарники, часто подушкообразной формы (болакс, азорелла), злаки (аргентинский мятлик). В животном мире немало эндемиков, например лисицепо-добная Магелланова собака, страус, много грызунов.

В восточных приокеанических районах умеренных поясов расположена зона мус-сонных широколиственных и смешанных лесов на бурых лесных почвах. Они состоят из дуба, липы и клена с примесью кедра и пихты. В Северной Америке к этим породам присоединяются сахарный клен, тюльпанное дерево, гикори. Деревья обвиты лазающими растениями-лианами (диким виноградом и др.). Древность флоры, смешение умеренных с проникающими сюда тропическими видами обусловили большое разнообразие растительности. Здесь более половины видов древесных пород — эндемики: в Азии это монгольский дуб, даурская лиственница, в Северной Америке — персея, тюльпанное дерево.

Для животного мира, так же как и для растительного, характерно большое видовое разнообразие с включением древних элементов и представителей умеренных и тропических широт.

Водится американский благородный олень — вапити, дикобраз (в Северной Америке); из хищников — куница, скунс, енот, черный медведь, барибал, енотовидная собака, лисица, опоссум; много кротов; среди птиц преобладают мелкие воробьиные насекомоядные, а также дрозды; характерны муравьи.

Субтропические поясы, наиболее отчетливо выраженные в Евразии и Северной Америке, в связи с весьма различными условиями увлажнения отличаются сложной сменой природных зон.

В западных, приокеанических районах, где максимум осадков приходится на зиму, господствуют вечнозеленые жестколистные леса и кустарники на коричневых и серо-коричневых почвах. Эти леса, особенно типичные для Средиземноморья, состоят из различных видов дуба, сосен, кедров. Как правило, они редкостойные и светлые, с густым подлеском из мирта, земляничного дерева, оливы, ладанника, древовидного можжевельника. В Северной Америке для этой зоны характерна секвойя — гигантское дерево, достигающее 100 м высоты и 10 м в диаметре.

Там, где леса вырублены человеком, широко распространились различные кустарники. В европейском Средиземноморье это формация маквис — вечнозеленые виды земляничного дерева, ладанника, древовидного можжевельника, дрока, олеандра. В Северной Америке аналогичная формация называется ча-парраль.

В условиях меньшей влажности на каменистых почвах распространены формации из низкорослых вечнозеленых кустарников — гаррига, из вечнозеленых кустарников с колючками и шипами и многолетних жестких трав — фригана, а также заросли низкорослых колючих листопадных кустарников и трав — шибляк.

На юге Пиренейского полуострова распространены заросли низкорослой пальмы хамеропс, единственного в Европе дикорастущего представителя семейства пальм.

Для животного мира субтропических жестколистных лесов и кустарников характерны виды, свойственные как лесам умеренного пояса, так и тропическим (обезьяны, хамелеон, шакал, дикобраз, волк, виверра). Типичны животные, питающиеся семенами древесных растений (желудями, каштанами, орехами, семенами сосен), — сони, лесная мышь, белки, хомякообразные. Много пресмыкающихся — гекконы, черепахи, ящерицы, змеи. Из птиц характерны гриф, сокол, зяблик, коноплянка, щегол, черный дрозд, большая синица; в зарослях фри-ганы — жаворонки.

Значительная часть континентальных районов субтропического пояса занята пустынями и полупустынями на серо-бурых почвах и сероземах. В северном полушарии пустыни, окаймленные полосой полупустынь, достигают максимального развития. В отличие от пустынь и полупустынь умеренного пояса, где зимние температуры отрицательные, в субтропических пустынях и полупустынях средняя температура самого холодного месяца выше 4°, хотя зимой и случаются заморозки. Здесь преобладают засухоустойчивые виды — редко разбросанные деревца и кустарники, не дающие тени, или прижатые к земле в виде «подушек» колючие полукустарники. В субтропических пустынях Северной Америки распространен креозотовый куст с липкими пахучими листочками, содержащими креозот. В почвах из-за сильного испарения капиллярных растворов накапливаются соли, образуются гипсовые и другие коры.

В субтропических пустынях и полупустынях много грызунов и пресмыкающихся, водятся копытные (дикие ослы, газели), из хищников — гепард, леопард, тигр (в Средиземноморье еще недавно водился лев). Широко распространены шакалы и гиены.

Пустыни и полупустыни к востоку сменяются степями, переходящими через лесостепи в муссонные леса.

Субтропические степи увлажняются несколько хуже, чем степи умеренного пояса, здесь преобладают засухоустойчивые травы и злаки (полынь, ковыль) на серо-коричневых почвах. В лесостепях к ним примешиваются кустарниковые формации с господством акаций и дубов. Эти земли используются как пастбища, а при орошении — и для земледелия.

Восточные муссонные районы субтропического пояса увлажняются лучше западных. Максимум осадков приходится в них на летнее время, продолжительность сезона увлажнения при движении к восточному побережью увеличивается, и осадки выпадают в течение года более равномерно.

Для муссонных лесов субтропиков характерно смешение видов: наряду с тропической вечнозеленой встречается и более холодолюбивая растительность умеренных широт, проникшая сюда в эпоху четвертичного оледенения. Представители тропиков — пальмы и орхидеи — иногда растут рядом с ясенями, березами и осинами. Однако заметно тяготение первых к югу, а вторых — к северу.

Леса в этой зоне очень пострадали от вырубок. В Восточной Азии нужда в земельных площадях заставляет обрабатывать и склоны гор крутизной иногда до 40°. Их террасируют и на выровненных площадках сеют преимущественно рис. Почвы под муссонными лесами — красноземы и желтоземы. В условиях высокого увлажнения геохимические и биологические процессы протекают с исключительной активностью, происходит энергичное и глубокое разрушение горных пород. Здесь, в лесных ландшафтах, накапливается много живого вещества и органических остатков, в больших количествах образуются окислы алюминия и железа.

В животном мире субтропических муссонных лесов, так же как и в растительном, встречаются представители сопредельных районов умеренного и тропического поясов. Из хищников распространены медведи (бурый, черный), дикая кошка, волк, ласка; среди копытных — олень, косули. Много грызунов. Разнообразием и красотой отличаются птицы муссонных субтропиков — ибис, фазан, утки.

В условиях значительной радиации и достаточного, но сезонного увлажнения в субтропических и отчасти в северном умеренном поясах при переходе от степей к муссонным лесам (с запада на восток) располагаются особые степные ландшафты — прерии. Влаги здесь достаточно для произрастания и древесных и травянистых форм, однако преобладают последние. Вследствие благоприятных климатических условий в естественных ландшафтах прерий покров из многолетних трав отличается густотой и достигает высоты нередко в рост человека. Преобладают бородачи, ковыли, вейники; исключительно богато и красочно разнотравье. Для прерий умеренного пояса характерны черноземовидные почвы, которые в субтропиках принимают красноватый оттенок.

Таковы ландшафты прерий на Великих равнинах в Северной Америке, в Пампе Южной Америки, на равнинах Восточного Китая и на Дальнем Востоке Советского Союза. Раньше бескрайнее море зелени с высокой травой, часто даже скрывавшей всадника, простиралось на сотни безлюдных, диких километров, а сейчас прерии почти полностью освоены человеком. Это важные сельскохозяйственные районы.

Тропические поясы протянулись в виде полосы пустынь и полупустынь в области развития пассатов. Вместе с пустынями и полупустынями субтропического пояса они занимают % суши земного шара. Наиболее отчетливо тропический пояс представлен в Африке и в Азии — это Сахара, пустыни Аравийского полуострова и северо-западной части Индостана. Меньшие площади он занимает в Северной и Южной Америке, а также н Австралии. Лишь втзеточнме окраины тропического пояса, лучше увлажняемые, заняты редколесьями и лесами.

Почвы в тропических пустынях слаборазвитые, примитивные. Здесь большую роль играет ветровое разрушение земной поверхности, в результате которого перепеваются и переносятся по воздуху значительные массы песка и пыли. Жара вызывает сильное испарение с почвы и образование на ее поверхности солевых скоплений в виде солончаков и кор. Из-за скудности растительного покрова почвы бедны органическими веществами. Огромные площади заняты каменистыми россыпями и перевеваемыми песками, образующими барханы и дюны. От резких смен дневной жары и ночного холода камни трескаются. Так протекают процессы физического выветривания.

Растительность здесь скудная, она не образует сплошного покрова, и в значительней мере ее характер зависит от механического состава почвогрунтов. В каменистых пустынях — гаммадах растут лишайники и редкие кустарники. Галеч-никовые пустыни и подвижные барханные пески почти лишены растений, а на глинистых участках преобладают солянки.

Копеины в природе живут в бассейне реки Амазонки. Самцы крупнее и ярче окрашены, чем самки, спинной плавник у них серповидный. При содержании и разведении вода должна быть мягкая (6-8°), рН – 6,8-7,0, температура – 24-26° С.

Ни одна из рыб семейства харацинид не размножается таким оригинальным способом, как копеина Арнольди. После драк, которые происходят между самцами, выявляется наиболее сильный и достойный. Он-то и приглашает готовую к нересту самку к поверхности воды.

Пара рыб, тесно прижавшись друг к другу, выпрыгивает из воды на высоту до 10 см и на мгновенье прилипает к покрывающему аквариум стеклу, листу растения над аквариумом или уголку его каркаса. Так повторяется до тех пор, пока не будет отложена вся икра (иногда до 150 икринок). За один прыжок выметывается 5-10 икринок. Икра располагается довольно плотно.

Копеина Арнольди (Copeina arnoldi, Copella Arnoldi), Фото фотография с http://ukrop.info/pics/aqua/tips/copeina.jpg
Копеина Арнольди (Copeina arnoldi)

После окончания нереста самка уходит от икры, а самец остается вблизи и периодически обрызгивает ее водой с помощью хвостового плавника, значительно удлиненного в отличие от плавника самки. При температуре 26° С личинки выводятся через 30 часов и еще в течение трех-четырех суток находятся в каплях воды на месте нереста. Как только запас питательных веществ у личинок иссякнет, и они приобретут способность плавать и питаться, то вместе с каплями воды личинки падают в воду. В это время самца следует удалить из аквариума, тан как он не прочь полакомиться своим потомством.

Кормят мальков, как и всех харацинид, личинками ракообразных, коловратками, инфузориями.

Литература: Рыбы в аквариуме/ В. Д. Радзимовский, О. А. Соколов, С. Н. Земсков.-К.: Урожай, 1980.-184 с, ил.

В концу XV в. на географической карте земного шара были довольно точно нанесены контуры всех материков. Неизвестными оставались лишь Антарктида, крайний север Америки да некоторые острова Арктики и Тихого океана. Но значительные внутренние пространства материков все еще оставались «белыми пятнами» или изображались на картах схематично и мало правдоподобно. Не была решена «загадка Нила» (где находятся его истоки), никто из исследователей не проникал в дебри тропических лесов Африки, никто не взбирался на высокие вулканические вершины Кордильер Центральной и Южной Америки, ни один европеец не пересекал громадных пустынь и нагорий Центральной Азии. Горы Средней Азии представлялись географам цепями действующих вулканов, вершины которых уходят в заоблачные высоты. Многие пытливые путешественники и географы мечтали побывать в этих неизведанных краях, полных таинственности, но не лишенных и опасностей.

Мечтал об этом и молодой Александр Гумбольдт. Он родился в 1769 г., в семье немецкого дворянина. Детство его проходило в имении матери, в замке Гегель, где был разбит великолепный парк со множеством заморских растений. В замке и в берлинском доме Гумбольдтов нередко собирались высокопоставленные вельможи и чиновники королевского двора. Александр Гумбольдт и его старший брат Вильгельм получили хорошее образование. В замке Тегель Александр Гумбольдт пристрастился к изучению растений парка, к сбору разнообразных коллекций. С громадным интересом он наблюдал окружающую его природу. В детстве его в шутку звали «аптекарем», что в те времена означало «ученый».

С 18 лет он слушал лекции в университетах Германии—во Франкфурте, Берлине, Гёттнн-гене, а, потом обучался геологии и горнорудному делу во Фрейбергской горной академии.

В те времена многие молодые люди увлекались путешествиями. «География, — говорили они,— царица паук». Но сиделось на месте и Гумбольдту. В 1789 г. он совершил путешествие по Западной Германии, а затем по Гейну и написал свою первую научную работу о рейнских базальтах.

Уже в следующем году Гумбольдт объехал Голландию, Англию, Францию. Его спутник натуралист Георг Форстер в юности участвовал имеете со своим отцом во втором кругосветном плавании Джемса Кука.

Путешественник и географ Александр Гумбольдт
В Лондоне Александр Гумбольдт и Георг Форстер познакомились с известным ученым Дж. Бэнксом, который сопровождал Кука в его первом кругосветном плавании.

Эти путешествия и встречи еще больше укрепили стремление Гумбольдта к исследованиям далеких стран. В 1792 г. он поступил на службу и занялся горно-рудным делом. Постоянно совершая поездки по рудникам Германии, Австрии, Швейцарии, он в то же время тщательно изучал ботанику, зоологию и физиологию. Будучи в 1797 г. в Париже, он хотел принять участие в кругосветной экспедиции капитана Бодэна. Но экспедиция была отложена. Гумбольдт и его друг ботаник Бон-план решили отправиться в Африку. Это им также не удалось. Тогда они поехали в Испанию, где получили разрешение правительства исследовать природу испанских владений в Центральной и Южной Америке.

Мечты Гумбольдта побывать в тропических странах сбывались.

В 1799 г. Гумбольдт и Бонплан отплыли на корабле «Писарро» из гавани Корунья. На Канарских о-вах они поднимались на вулкан Тейде.

Прибыв в Венесуэлу, исследовали окрестности города Каракас и путешествовали по льяносу.

Вот как Гумбольдт описал льянос Южной Америки в сухое и в дождливое время: «Когда солнце на постоянно безоблачном небе обугливает своими отвесными лучами зеленую мураву и превращает ее в прах, высохшая земля обнаруживает расселины, как будто после сильного землетрясения… Как в льдистых странах севера животные коченеют от холода, так здесь от жары крокодилы и удавы, скрывшись глубоко в сухой глине, погружаются в спячку. Засуха распространяет всюду смерть: а между тем преломленные лучи света представляют томимому жаждою путешественнику обманчивый образ взволнованного моря. Узкий псток воздуха отделяет от Земли отдаленные пальмовые кустарники. Вследствие оптического обмана, происходящего от соприкосновения слоев воздуха неодинаковой теплоты и, следовательно, неодинаковой плотности, пальмы кажутся висящими.

Путешественник и географ Александр Гумбольдт
Повсюду бродят лошади и волы, покрытые густым облаком пыли и томимые голодом и страшною жаждою; при этом волы испускают глухой рев, а лошади, вытянув шеи, сильно вдыхают в себя ветер, чтобы по влажности воздушного тока открыть существование лужи, не успевшей еще совершенно испариться…

Наконец после долгой засухи наступит благодетельное дождливое время, и зрелище в степи быстро изменяется. Темная лазурь неба, не покрытого дотоле ни одним облаком, становится более светлою… Некоторые уединенные облака отвесно поднимаются над горизонтом и кажутся отдаленными горами. Густые пары, подобно туману, распространяются мало-помалу до самого зенита. Раскаты грома издали извещают приближение дождя… С появлением солнца травистые мимозы распускают свои листья, забитые дождем, и тем приветствуют восход этого светила, подобно тому как птицы— своим утренним пением, а цветы болотных растений — своим развертыванием. Лошади, волы рассыпаются тогда по степям наслаждаться жизнью. Высокая трава скрывает пестрого ягуара; в безопасном, скрытом месте он выжидает свою добычу; в случае если проходят мимо него животные, он, измерив глазомером величину прыжка, кидается на них, подобно кошкам и тиграм Азии.

По рассказам туземцев, на берегах болот влажная глина медленно иногда поднимается и образует холмы. Вскоре потом раздается сильный треск и земля высоко выбрасывается, как бы при извержении маленьких шлаковых вулканов. Кто понимает это явление, тот поспешно убегает, потому что вскоре выползает из ямы чудовищный водный змей или броненосный крокодил, выведенный из своего летаргического сна при первом ливне.

Путешественник и географ Александр Гумбольдт
Мало-помалу поднимаются и разливаются реки».

Исследуя страну, Гумбольдт и Бонплан плавали в лодке с индейцами по рекам Ориноко, Касикьяре, притоку Амазонки Рио-Негро. Здесь они наблюдали любопытное явление: р. Ориноко отделяет от себя часть воды и в виде р. Касикьяре уходит в другую реку — Рио-Негро. Это называется бифуркацией реки, раздвоением ее.

Изучив льянос, путешественники отправились на о-в Кубу, а оттуда в Перу. Добравшись с большими трудностями до г.

Путешественник и географ Александр Гумбольдт
Кито, исследователи совершили восхождения на вулканы Котопахи, Чимборасо и др., на склонах которых наблюдали, как в зависимости от высоты резко меняются зоны растительности. Дойдя до г. Лимы, Гумбольдт и Бонплан отправились морем в Мексику. Здесь они пробыли около года, изучая природу, население, хозяйство и древнюю культуру страны. Наконец они посетили гавань Веракрус, побывали в Гаване и из залива Делавэр (США) отправились обратно в Европу.

Путешествие заняло пять лет. Результаты его для науки были огромны. Обработка собранных учеными материалов — записей, коллекций, рисунков, — описание самого путешествия и издание тридцати томов с таблицами и картами заняли двадцать пять лет.

Иногда, прерывая работу над материалами экспедиции, Гумбольдт путешествовал по странам Европы. Вместе с известным геологом Леопольдом Бухом и физиком Гей-Люссаком он ездил в Италию и взбирался на Везувий. Живя то в Париже, то в Берлине, он не прерывал научной работы, особенно увлекаясь изучением явлений магнетизма.

Многие годы Гумбольдт мечтал о путешествии в Индию и на о-ва Малайского архипелага, но побывать там ему не удалось.

В 1829 г. по приглашению русского правительства Гумбольдт прибыл в Россию, совершив последнее в своей жизни большое путешествие. Он приехал в Россию уже в шестидесятилетнем возрасте, будучи ученым с мировым именем.

Еще раньше он был избран почетным членом Петербургской академии наук и русских научных обществ.

В России Гумбольдта особенно интересовало удивительное скопление полезных ископаемых и разнообразных минералов на Урале и Алтае. Из Петербурга Гумбольдт поехал в Москву. а отсюда через Казань на Средний Урал, затем — в Западную Сибирь, Барабинскую степь и к Алтаю, далее на Южный Урал, на Волгу до Астрахани, а оттуда снова в Москву и Петербург. В декабре 1829 г. Гумбольдт вернулся в Германию.

Экспедиция по России была кратковременной, охватила громадное пространство и, конечно, не могла дать таких результатов, как работа в Америке, но все же Гумбольдт опубликовал ряд статей и две книги с описанием своей экспедиции.

Умер Гумбольдт в 1859 г. Он прожил долго — 90 лет. Обладая очень широким кругозором, ученый занимался самыми различными науками, математикой, механикой, геологией, ботаникой и т. п. Он видел на своем веку множество стран, был близко знаком с замечательными людьми своего времени — Гёте, Шиллером и многими другими. Всю жизнь Гумбольдт был настоящим тружеником. Он говорил, что выработал в себе привычку спать всего пять часов в сутки, отдавая работе остальное время.

Гумбольдт считается одним из основоположников современной географии. Он занимался самыми различными ее разделами.

В климатологии Гумбольдт точно установил различия морского и континентального климатов. Он разработал способ выявлять особенности климата посредством изотерм — линий, соединяющих пункты с одинаковой температурой. Он создал в Германии сеть метеорологических станций для изучения климатов. По его предложению в окрестностях Петербурга была создана первая в России обсерватория для изучения магнетизма Земли и постоянных наблюдений за метеорологическими явлениями. Он изучал морские течения. Гумбольдт придавал большое значение исследованию электрических явлений в природе. Изучая растительность Америки и других стран, он открыл ряд новых видов растений, написал книгу о географии растений.

Исследуя рельеф земного шара, Гумбольдт предложил метод вычисления средней высоты горных систем и материков в целом. Он тщательно изучал все материалы о рельефе Средней и Центральной Азии и предложил свою гипотезу о строении поверхности этих громадных пространств суши. Наконец, Гумбольдт внес много нового во взгляды на строение земной коры. В его время в геологии боролись два лагеря ученых: одни — «нептунисты» — утверждали, что все горные породы произошли путем осаждения их в морях и океанах; другие — «плутонисты» — считали, что все горные породы вулканического происхождения. Гумбольдт сначала придерживался взглядов «нептуни-стов», но потом правильно признал, что горные породы возникли и тем и другим способом. Он открыл несколько неизвестных науке минералов, много писал о полезных ископаемых, в частности об ископаемых Урала.

Гумбольдт всегда стремился выяснить общие географические законы природы. Он впервые установил в горах Америки вертикальную зональность растительности и описал ее. В своей замечательной книге «Картины природы» он дал яркие характеристики природы также по широтным зонам (леса, степи, пустыни и т. д.).

Гумбольдт рассматривал географию прежде всего как научное страноведение. При этом пажным методом научно-географического познания он считал сравнение природы одних стран с природой других. Все явления природы он считал связанными друг с другом. География, по его мнению, должна выяснять эти связи, а также влияние одних явлений и процессов на другие.

Гумбольдт говорил, что главной целью его работ в географии было отыскание и объяснение связи явлений в природе. Эта задача считается одной из главных и в географии нашего времени.

Таким образом, Гумбольдт действительно заложил основы современного физико-географического землеведения и научного страноведения.

Стремление Гумбольдта отыскать и объяснить всеобщие связи в природе сказалось в его пятитомном труде «Космос». Он работал над ним на всем протяжении своей научной деятельности. В «Космосе» Гумбольдт хотел собрать и обобщить все достижения современной ему науки о природе Вселенной. Труд этот вышел в свет, трижды издавался и на русском языке.

Но наука так быстро шла вперед, что многое в «Космосе» устарело еще в XX в. Устарели некоторые положения Гумбольдта в геологии, а также его учение о рельефе Земли.

Имя Александра Гумбольдта как ученого навсегда останется в географической науке. Оно во многих местах отмечено на географической карте. Его именем названы горный хребет в Центральной Азии, река и озеро в Северной Америке, местность в Калифорнии с г. Гумбольдт у залива Гумбольдта, ледник в Гренландии, горы в Австралии, Новой Гвинее и в Новой Зеландии, а также несколько видов растений, минерал гумбольдтит и, наконец, кратер на Луне.

Золотая рыбка – первая настоящая аквариумная рыбка – также принадлежит к этому семейству. Сейчас любители разводят около трех сотен других видов карповых. Около 1500 видов этого семейства обнаружено в мире за исключением Австралии и Антарктики.

Большинство из них – речные рыбы, поэтому они довольно активные в аквариуме со стоячей водой, где не надо бороться с течением. Многие карповые живут стаями и не развиваются в одиночестве. Существует большой диапазон размеров и форм представителей этого семейства: от крошечных ментициррусов длиной около 2 сантиметров до великолепного индийского пунтиуса (свыше 2 метров), хотя это и не аквариумная рыба.

Золотая рыбка едоно шики, Фото фотография
Золотая рыбка

Типичный член этого семейства имеет продолговатое тело с крупной чешуей и обычным расположением плавников. Самцы и самки выглядят одинаково. Правда, перед спариванием самки полны икры, что делает их более круглыми. Рот карповых, часто с усами по бокам, может быть довольно большим. Некоторые имеют несколько тупых зубов в глотке для перемалывания пищи.

Ментициррусы – широко распространенные тепловодные карповые, живущие в Африке и Азии. Им нужен повышенный уровень кислорода, они активные пловцы. Многие из них хорошо приживаются в аквариуме, их можно разводить при правильных условиях.

Расборы живут в Малайзии и Индонезии; существует около тридцати видов. Это маленькие, резвые рыбки, живущие в стаях и предпочитающие быструю воду. Достаточно трудно заставить их размножаться, так как им необходима кислая вода, к тому же они сразу поедают свои яйца.

Данио – это карповые, обитающие в Индии, а также в Шри Ланка и Бирме. Они терпимы к обширным изменениям условий и легко размножаются. Питаются вблизи поверхности и активны в аквариуме.


    Варан


    Варан

    Летучий дракон


    Летучий дракон

    Ядовитые змеи


    Бумсланг

    Крокодил


    Аллигатор

    Агама Павловского (Agama pawlowskii)


    Мраморный рисунок